February 2nd, 2009

И мне не смешно

«Ты говорил о вещах, которых они не видели, и они смеялись». Но и сами они говорили о благоухании, о сладости, о музыке, об улыбке, о свете во взгляде. Они говорили о Вселенной: она конечна, но не имеет границ; она расширяется со скоростью света в не-пространство, потому что пространство и время порождается только присутствием материи. Они говорили о десятимерном пространстве, о неопределенной топологии, открытой в без-местности, о внепространственном присутствии и об искривленном пространстве-времени. И не смеялись. Только над таинством они насмехались, довольствуясь эмоциональной убежденностью.
(Христос Яннарас. Вариации на Песнь Песней)

И мне не смешно.
Мне не смешно, если папа Иоанн Павел приехав во Францию, сказал – «Франция, что сделала ты со своим крещением?»
Мне не смешно, когда папа Бенедикт в диспуте с известным атеистом Юберманом говорит – «мы проиграли в Европе». Хорошо еще, что в Латинской Америке вроде пока не проиграли...
Мне не смешно, когда христиане в христианском институте обсуждают тему – «надо ли лишиться разума, чтобы верить в Бога». Мне не смешно, потому что я не понимаю, почему физики не обсуждают тему – «надо ли лишиться разума, чтобы верить в квантовую механику»
Но ведь один из творцов квантовой механики как то сказал об очередной из гипотез – «нет сомнения, что перед нами действительно безумная гипотеза. Весь вопрос в том, достаточно ли она безумна, чтобы быть истинной».
Так почему же физики не собираются на подобные обсуждения, в отличие от христиан?
Что случилось с нами со всеми, людьми? Почему мы утрачиваем способность верить в то, во что люди верили от момента своего возникновения – в существование Бога?
Что случилось с христианами? Почему мы утрачиваем способность верить в то, во что христиане верили 2000 лет?
Если все же мы христиане, если мы верим, что вера как и разум – два инструмента познания реальности, то расхождения между ними есть признак некого раздвоения в мозгах, т.е. шизофрении, а шизофрения есть болезгнь, и как болезнь ее надо лечить. А чтобы лечить – надо знать причину болезни. Так что же случилось, что есть причина шизофрении в познании в 21 веке?

Разные возможные ответы. Первый, на поверхности – наука показала, что Библия, если читать буквально, то, что написано, расходится с результатами научных исследований. Это подорвало авторитет Писания и запустило процесс распространения безверия в христианских государствах. Запустило, но...
Уже во всяком случае и в католицизме, и в православии, и в современном протестантизме понятно, что Библию читать буквально в смысле научных выводов не следует. Что Библия содержит теологические, а не научные или исторические истины. Никто и не читает уже Библию буквально, за исключением членов некоторых протестантских т.н.сект. Уже понятно, кажется конфликт разрешен. Не разрешен, увы, смех продолжается

Второй ответ – изменился наш менталитет. Он изменен Богом под данную Им задачу развития науки, действительно, науку трудно развивать в мироздании, где сплошь и рядом нарушаются законы природы. И потому мы не верим более в чудеса.
Ну что ж, менталитет в 21 веке и должен быть таким, чтобы не тормозить развитие науки. Но при этом он должен быть и таким, чтобы не выплескивать с водой ребенка, и значит надо осознавать, что не вся реальность есть объект научных исследований.

Третий ответ – люди верят в самые фантастические утверждения науки потому, что она приносит реальные плоды. Которые реально работают.
А христианство что, никаких плодов за 2000 лет так реально и не принесло? Ну тогда действительно стоит ставить вопрос об истинности религии, которая за 2000 лет существования не принесла никаких реальных плодов. Или стоит все же поискать эти просто таки рассыпанные вокруг нас плоды, в первую очередь самим христианам?

Или возможно эти три и другие еще возможные всякие причины сыграли роль инфекционного агента, всего лишь запустили болезнь. А поддерживает ее совершенно иной фактор?
Если способ передачи религиозных знаний от поколения к поколениям аналогичен способу передачи культуры, языка, семейных отношений, то возможно причиной длящейся шизофрении является лишь одно – наша нынешняя толерантность, наша убежденность, что религиозное знание подобно знанию научному, что можно прийти во взрослом состоянии и самому ясно убедиться, какая религия есть истина. Но не является ли это нашей чистейшей воды фантазией? Не восполняем ли мы таким образом все новые и новые поколения даже не атеистов, а агностиков. Атеист – это человек верующий, он верит в то, что Бога нет. Агностик – это глухонемой в вере, он не научен верить вообще. Не потому ли у нас уже трудно сыскать атеиста, но везде все сплошь агностики? Не способные ощутить ни себя нематериальных, ни Его Нематериального присутствие, потому что безнадежно упущено время, когда маленький ребенок учится это ощущать?
И богословы могут учить и как следует читать Писание, и как следует понимать реальность, и какие плоды принесло христианство за 2000 лет, а народ все равно будет смеяться? Всего лишь потому, что когда то в раннем детстве мама пела колыбельную на нехристианском языке?