olgaw (olgaw) wrote,
olgaw
olgaw

Темы в продолжении…

Эти темы я открываю в продолжении

Во первых в продолжении долгих обсуждений с взаимным френдом
religioznik разных богословских проблем
Во вторых, в продолжении некоторых своих раннее написанных текстов
В третьих, в продолжении моих летних чтений некоторых поистину замечательных книг

Итак, продолжение второе.



В продолжении тем
http://olgaw.livejournal.com/580.html
http://olgaw.livejournal.com/21516.html

И чтения книг
Дэордж Пэттисон. Размышление о Боге в век технологий
Луиджи Джуссани. Религиозное чувство. «Путь». Книга первая


А также как ответ на текст religioznik
Именно такова массовая религия — вещь опасная. Лучше уж за разные футбольные клубы болеть. Есть другая религия — как форма ЛИЧНОЙ «договоренности» с жизнью и вечностью.

Как возникает религиозная модель?
Она возникает как результат сакральной интерпретации некоторых событий, а именно: природных явлений, устных или письменных текстов, исторических фактов. Эта интерпретация как сакральная существует лишь постольку, поскольку существует некая совокупность людей, которая верит в нее и более того, строит свою жизнь в соответствии с этой интерпретацией. Она исчезает с исчезновением последнего верующего, а породившие интерпретацию события становятся опять тем, чем и были первоначально – некоторыми природными явлениями, некоторыми текстами, некоторыми историческими фактами.
Поэтому самое неразумное, что только можно вообразить – это исследовать сакральные интерпретации на предмет их истинности. Истинность интерпретации – это бессмыслица, интерпретация всегда такова, какова она есть. И если мы говорим, что некое явление, текст, факт допускает различные интерпретации – это просто означает, что у нас нет никакого способа для выделения среди них истинной на основе их исследования как явлений, текстов, фактов самих по себе. Поэтому путь, которым пошли герменевты, был зараннее обречен, при исследовании явления, текста, факта самого по себе ничего невозможно выявить кроме самого явления, текста, факта, в их первоначальном непосредственном виде, как они предстают перед исследователем.
Но религия, основанная на совокупности тех или иных сакральных интерпретаций, есть модель взаимодействия человечества с Богом, и как таковая она может быть оценена с точки зрения ее истинности. А еще точнее говорить – с точки зрения ее адекватности фактическим взаимодействиям человечества с Богом, потому что как модель взаимодействия с непознаваемым она включает описания с помощью человеческих понятий того, что в человеческих понятиях неописуемо. Но взаимодействие, описываемое этой моделью, всегда или существует, или нет, иначе говоря, кроме группы верных, если таковая имеется, в описываемом моделью взаимодействии всегда принимает или не принимает участие Бог, и в этом смысле модель всегда будет адекватна или неадекватна реальности, именно как модель.
Как же проверить религиозную модель на ее адекватность реальности? То есть, как определить, действительно ли Бог принимает участие в описываемом моделью взаимодействии.
Принципиально проверка модели религиозной ничем не отличается от проверки модели научной. Как проверяется научная модель? Экспериментатор берет некие объекты, скажем электроны, помещает их в условия, описываемые в модели, и смотрит, что получается в результате. Так же проверяется и религиозная модель. Нужно собрать группу людей, поместить их в условия, описываемые моделью, и посмотреть, что получится в результате. Отметим, что результат этот обычно нельзя предсказать заранее на основе лишь логического анализа, потому что один из предполагаемых участников взаимодействия – Бог, действия которого человек не только не может предсказать, но иногда и себе заранее представить.
Но что значит – поместить людей в условия, описываемые моделью? Кто должен им создать эти условия? Понятно, что никто, кроме них самих эти условия не создаст. Но для создания условий участники эксперимента должны согласно этой модели строить всю свою жизнь, причем в течение ряда поколений. Что может подвигнуть их на это? Только вера в истинность этой модели, вера, которую они не только будут разделять сами, но еще и будут передавать ее своим детям.
Иначе говоря, чтобы проверить адекватность религиозной модели реальности надо сначала поверить в эту модель и начать по ней жить. И лишь при этом условии, наблюдая результаты эксперимента в течение многих поколений, можно будет говорить об адекватности или неадекватности модели реальности.
Конечно, всякая религиозная модель, содержит элементы, проверить исполнение или неисполнение которых в реальности нельзя, так как они описывают взаимодействие человека с Богом после его, человека смерти. Но любая серьезная религиозная модель содержит и элементы, которые вполне могут быть наблюдаемы в материальной или духовной реальности еще при жизни, а проще говоря, проверка религиозной модели на ее адекватность реальности может выполняться по тем плодам, которые приносит вера в эту модель и жизнь согласно ее требованиям в течении ряда поколений здесь, еще при жизни людей.
В случае христианства к счастью такой эксперимент был поставлен исторически, и в течение полутора тысяч лет он принес плоды, и в духовной, и в материальной части мироздания, о чем говорят многие.
В духовной части, например, я цитирую
«Ван Бюрен пытается с помощью понятия blik показать ключевое значение события Пасхи для новозаветного богословия. О Пасхе он говорит, что хотя историк может сказать лишь, что «что-то произошло», но не имеет нужды прибегать к ссылкам на сверхъестественное, богослов говорит о паасхльной вере как о «новом взгляде на жизнь, прозрении, связанном с историей Иисуса… Это была способность взглянуть на Иисуса по-новому, разделить свободу, которой он обладал… можно сказать, что на Пасху свобода Иисуса от себя и свобода быть для других стала заразительной»
(Дэордж Пэттисон. Размышление о Боге в век технологий, стр. 36)
В материальной части
Аренд Ван Левен считает науку и технологию продуктом специфически христианского самопонимания и христианского утверждения, что наше отношение к Богу определяется не нашим участием в каком-либо культе, но нашей способностью к ответственному историческому действию
(Там же, стр. 51)
Но как образовать эту группу людей, как «заставить» их поверить в модель, чтобы Бог также мог принять участие в религиозном взаимодействии, если конечно модель адекватна и Он собирается принимать в ней участие?
Эту задачу выполняет в любой абсолютно религии соответствующая религиозная организация, а в христианстве – христианская Церковь. Только Церковь дает возможность Богу принять участие в том взаимодействии с человечеством, которое описывается религией под названием христианство и проявить плоды этой религии уже здесь, при жизни людей. При отсутствии Церкви, если в христианство будут верить лишь отдельные разобщенные друг с другом единицы, никакие условия соответствующие модели создать невозможно, следовательно никакую проверку выполнить нельзя и никакие плоды получить нельзя, даже в случае адекватности христианства реальности.
Иначе говоря, требование уничтожения христианства как массовой религии и христианской Церкви, которое выдвигает religioznik практически означает требование уничтожения христианства как религии вообще.
Фактически об этом же, хотя исходя из других соображений, прекрасно сказал Джуссани, цитирую
«Чем в большей степени что-то затрагивает смысл жизни, тем сильнее мы боимся утверждать это. …
Ребенок бежит по коридору, распахивает всегда остававшуюся открытой дверь в темную комнату и в страхе убегает назад. Его мама подходит, берет его за руку, и, держась за материнскую руку, ребенок входит в любую темную комнату этого мира. Только общинное измерение дает человеку достаточную способность преодолеть опыт риска.

Община – это измерение, это условие, необходимое для того, чтобы человеческое семя принесло свой плод. Поэтому самое настоящее, самое умное преследование – то, к которому прибегает современный мир, а не гонения Нерона с его амфитеатром. Настоящее преследование – это не дикие звери и не лагерь. Самое жестокое преследование – это стремление Государства препятствовать выражению общинного измерения религиозного явления»
(Луиджи Джуссани. Религиозное чувство. «Путь». Книга первая. Стр.151)
Subscribe

  • ПЕСНИ БАБУШКИ ОЛИ

    ПЕСНИ БАБУШКИ ОЛИ 2. ***Песни*** и «мысли» *** хата моя стоїть нагорі десь високо під небом люди внизу ходять сумні але мені до них не треба…

  • ПЕСНИ БАБУШКИ ОЛИ

    ПЕСНИ БАБУШКИ ОЛИ 1. Карантин зимой в САДУ Все началось с вопроса… точнее еще раньше. Когда бабушка Оля, которая тога еще была не бабушка, а просто…

  • Богословие для верующих и неверующих

    Богословие для верующих и неверующих В карантине на балконе на четвертом этаже среди уходящих вверх ветвей деревьев который я называю САД получила…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments

  • ПЕСНИ БАБУШКИ ОЛИ

    ПЕСНИ БАБУШКИ ОЛИ 2. ***Песни*** и «мысли» *** хата моя стоїть нагорі десь високо під небом люди внизу ходять сумні але мені до них не треба…

  • ПЕСНИ БАБУШКИ ОЛИ

    ПЕСНИ БАБУШКИ ОЛИ 1. Карантин зимой в САДУ Все началось с вопроса… точнее еще раньше. Когда бабушка Оля, которая тога еще была не бабушка, а просто…

  • Богословие для верующих и неверующих

    Богословие для верующих и неверующих В карантине на балконе на четвертом этаже среди уходящих вверх ветвей деревьев который я называю САД получила…