Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

А воз и ныне там

Адам спрыгнул с дерева, подхватил валявшуюся дубину, удивленно огляделся вокруг.
Воз стоял.
Прошли тысячелетия. Одиссей поплыл за руном, Гаутама же напротив, улегся под
дерево.
Воз стоял
Покушение на Бога не удалось, Он воскрес, и человек начал медленно меняться
Воз стоял
Галилей начал фиксировать время падения шарика с помощью дырявого ведра
И любоваться Луной с помощью трубы
Воз стоял
Начались новые времена с новыми науками, в том числе и психологией.
Психология как и положено науке, описала, в каком состоянии стоит воз:
«В этих беседах я имею в виду строго практическую, прикладную цель и уклоняюсь от всяких теоретических, спекулятивных соображений. Тем не менее мне не хочется оставить вас в сомнении относительно моих воззрений в этой области. Поэтому я скажу (чтобы избежать всяких недоразумений), что я никоим образом и ни в каком смысле не считаю себя материалистом. Я не могу понять, как такая вещь, как наше сознание, могла бы быть продуктом нашего нервного механизма. Но я очень хорошо понимаю, каким образом (раз «идеи» сопровождают деятельность этого механизма) порядок идей может в точности следовать порядку механических процессов, совершающихся в организме. Я понимаю и то, что наши привычные ассоциации идей, цепи наших мыслей, ряды наших действий могут быть следствиями известного порядка нервных токов, протекающих в нашей нервной системе, и что тот запас идей, из которого придется выбирать свободному духу человека, может зависеть исключительно от природных и приобретенных сил его мозга. Если бы к этому сводилось все, то мы действительно могли бы и должны были бы усвоить себе то фаталистическое воззрение, которое я вам выше охарактеризовал. Идеи определялись бы тогда токами, протекающими в нервной системе, а эти последние зависели бы от чисто механических законов.
Однако после того, что вы сейчас узнали относительно той роли, какую играет в волевом процессе произвольное внимание, для нас становится возможной вера в свободу воли и в чисто духовную причинность. Продолжительность и величина этого внимания, по-видимому, в известных границах остаются неопределенными. Мы чувствуем себя так, как если бы мы были в состоянии сделать величину этого внимания больше или меньше; наша свободная деятельность как бы является в этом отношении настоящей критической точкой в природе — тем моментом, от которого может зависеть наша судьба и судьба других людей. Таким образом, весь вопрос о свободе воли резюмируется в следующей небольшой дилемме: иллюзорна или же реальна эта подсказываемая нашим сознанием непредопределенность наших действий?
Само собою понятно, что такой вопрос может быть решен только на основании общих аналогий, а не при помощи точных наблюдений. Сторонник учения о свободе воли уверен в том, что это показание сознания соответствует реальности; напротив, детерминист убежден в его иллюзорности. Я лично согласен со сторонниками свободы воли — и не потому, чтобы я не мог отчетливо представить себе фаталистической теории или не был бы в состоянии понять ее правдоподобно-сти, но просто потому, что если бы свободная воля не оказалась действительно существующей, то было бы нелепо, чтобы наша уверенность в ней была фатально нам навязана. Если обратить внимание на внутреннюю логику вещей, то надо было бы скорее всего предположить, что первым актом свободной воли должно было быть как раз поддержание уверенности в существовании этой самой свободы. Поэтому я свободно верю в свою свободу; и я питаю эту уверенность, ничуть не отступая от моих научных убеждений, так как я знаю, что предопределенность величины произвольного внимания никогда не может быть объективно доказана. Я надеюсь на то, что — последуете ли вы в этом отношении моему примеру или нет — во всяком случае он вам покажет, что те психологические и психофизические теории, которых придерживаюсь я, не заставляют еще человека становиться фаталистом и материалистом.»
(У.Джеймс. Беседы с учителями)
Воз стоял, и на йоту не подвинулся.
Второе покушение на Бога было удачнее, для многих людей Он умер
Воз стоял
Это безобразие в конце концов стало раздражать философов, из тех, для которых Бог умер, и они сотворили множество гипотез, одна фантастичнее другой
Воз стоит

Приключения по Джеймсу

Предистория этих приключений такова
В беседе с alexander_xom
я пожаловалась на наглость некой бабы, которая может летом поехать вместо меня к морю за мой счет. Да и скажем прямо, у кого бы подобное не вызвало законного негодования. В ответ Александр посоветовал мне читать корифеев, в частности У. Джеймса, Психологию, раздел Сознание, там мол как раз про это речь.
Имя Джеймса было мне знакомо, я часто его встречала, разыскивая какую-либо работу по философии сознания. Но пропускала без внимания, рассудив, что вряд ли что путное можно встретить в работах столетней давности, когда речь идет о столь молодой области знания. И вот оказывается Джеймс специально рассматривал вопрос о моей наглой бабе, а выражаясь научно, о нарушении самоидентификации в субстанциальном монизме, конечно спокойно пройти мимо такого сообщения я не могла. Ничего не оставалось, как отправится на поиски указанной книги.
Collapse )

Разумеется решение вопроса, что из себя представляет познающее начало, относящееся ко всему познаваемому, то есть Я, никак не может быть предметом естественной науки. Но ведь Джеймс не только психолог, он еще и философ, интересно, как у него обстоят дела в области метафизики? И далее отложив Психологию до лучших времен, с благодарностью к Александру за наводку на столь интересного автора, с головой погружаюсь в океан «Многообразия религиозного опыта».
Погружаюсь… погружаюсь… погружаюсь…

А нужен ли третий догмат?

«Можно говорить, полагает Яки, лишь о зачатках науки в древнем Востоке, наука в восточных культурах оказалась мертворожденной.
Яки выделяет католицизм как создающий наиболее благоприятный климат для развития науки…
Существует официальное учение римо-католической Церкви, касающееся достоверности , с которой разум может постичь существование Творца , основываясь на свидетельстве космоса»
(Л.А.Маркова. Наука и религия глазами христианского теолога С.Яки. Сб. Философско-религиозные основы науки М 1997)

«Существовавшие со времен античной философии в сознании людей разделения мироздания на
1. естественное и искусственное
2. небесное и земное
3. математику и физику ,
препятствовали развитию науки.
В христианстве первое разделение снимает догмат о сотворении и Бытие 1:28
Второе и третье разделение снимает догмат о Боговоплощении.
Снятие принципиальной границы между небесным и земным, и, стало быть, астрономией и физикой, есть необходимая предпосылка экспериментально-математического естествознания
Далее Коперник, Кеплер, Галилей , Декарт, Ньютон и др. снимают онтологический барьер между естественным и искусственным, наукой и техникой, физикой и механикой, математикой и естествознанием
(по статье Гайденко П.П. Христианство и генезис новоевропейского естествознания. Сб. Философско-религиозные основы науки М 1997)

Но далее Гайденко задает вполне законный вопрос:
«Почему для раскрытия тех возможностей, которые заложены в догматах, потребовалось полторы тысячи лет?»
И на него же сама отвечает:
«И в эпоху эллинизма, и в средние века сознание собственной греховности было у христиан очень острым, и потому на первом плане была задача спасения души, а не покорения природы
Нужны были серьезные сдвиги в мировоззрении, чтобы ослабить, а то и вообще элиминировать чувство греховности человека, а тем самым устранить непреходящую пропасть между ним и Божественным Творцом. Именно эти сдвиги и произошли в 15-16 в
…Только в этой атмосфере оказалось возможным снять противопоставление естественного и искусственного, природы и техники, теоретически подготовленное раннее. В этом новом свете открылась, наконец, перспектива реализовать возможности, заложенные в христианских догматах творения и боговоплощения»
(Гайденко П.П. Христианство и генезис новоевропейского естествознания. Сб. Философско-религиозные основы науки М 1997)

Далее с развитием ветви волюнтаризма в католическом богословии становится очевидной необходимость проверки теоретических построений в эксперименте и христианское основание современной науки доказано. Пазл сложился, у Пиамы Павловны вопросов больше нет.
А у меня они только возникают.
Полностью согласна и с Яки, и с Гайденко, что без христианства вообще и католичества в частности не было бы у нас сейчас современной науки. Сама об этом неоднократно писала. Но вот ответ Пиамы Павловны на ее же вопрос понять не могу. Потому что сразу возникает другой вопрос – а почему вообще европейцы в течение сотен лет пребывали в столь угнетенном духовном состоянии, что о развитии науки не помышляли и помыслить не могли? Несмотря на то, что христианство сняло все преграды для этого помышления.
Что за странная такая религия – христианство? Одной рукой, с помощью двух догматов, создает условия для развития науки. Другой рукой, с помощью третьего догмата, сотни лет тормозит возможность такого развития.
Так кому вообще нужен этот третий догмат, который все равно пришлось далее если не снимать полностью, то значительно ослаблять?
А как было бы здорово – уже где-то в третьем веке паровозы, пароходы, грандиозные достижения медицины. Уже где-то в четвертом – мобилки, компьютеры, интернет, нано-технологии, генетика
Если бы человечество не омрачилось духовно на сотни лет из-за какого то ненужного третьего догмата.
Или все же нужного? Или все же не были зря потрачены эти сотни лет?
Посмотрим еще, внимательнее. Уже в третьем веке – паровозы, пароходы, достижения медицины, пулеметы, танки, бомба
Ой
Нет, все таки хорошо, что бомба получилась позднее, столетия спустя
Хорошо? А собственно почему?
Да потому, что бомбу мы уже худо бедно вроде (пока?) пережили. А появись она в третьем веке – еще неизвестно, пережили бы или нет.
Да, но какая собственно разница?
Ведь если есть эта разница – то это означает одно – за эти сотни лет с нами произошли изменения. Достаточно существенные, чтобы пережить бомбу. И произошли они именно благодаря третьему догмату, и значит сотни лет – не зря потраченное время, без этих лет развитие современной науки было бы возможно, но его невозможно было бы пережить.
Но какие собственно изменения с нами произошли? Как их назвать? Кастрация? (Ницше). Очеловечение? (Ратцингер). Гуманизм? («Возьми сердце каменное, дай плотяное» Писание). Как называется то, что с нами произошло?
И как оно реально выражается? В физиологии? В понятиях о бесконечной ценности КАЖДОГО человека и его правах? И какова роль третьего догмата в этих изменениях?
Или это вообще фантазия, и лишь животный страх перед собственным уничтожением позволил нам пережить бомбу?
Но ведь бомба – только начало. Дальше будет еще страшнее. Страх – достаточный фактор, чтобы этот дальнейший ужас пережить?
А ведь это очень важные вопросы. Хотя бы потому, что
«Конечно и на это рассуждение есть готовый ответ с атеистической стороны: ну хорошо, допустим, что наука без теологических предпосылок возникнуть не могла. Но теперь то зачем они нам? Теперь мы можем обойтись без них, и не только можем, но и обходимся вот уже сколько лет! У тому же и «бритва Оккама» нас призывает к отсечению лишнего
Нужна ли метафизика современной науке, успехи которой столь велики и обещают быть еще больше?»
(Статья М.А.Киссель. Христианская метафизика как фактор становления и прогресса науки нового времени. Сб. Философско-религиозные основы науки М 1997)
Нужно ли христианство современной науке? Два догмата свою роль уже сыграли. Нужен ли нам по-прежнему третий догмат?

Наконец-то появился свет

в конце материалистического туннеля. Лет 15 назад попросила я материалистов показать мне доказательство способности мозга (или чего-либо мозгом порожденного) сознавать. Хотя все оппоненты меня убеждали, что оно есть, даже в школьных учебниках, и я о нем ничего не знаю лишь в силу своей полной безграмотности, однако не показали. И я огорчилась, решив, что затерялось видно где-то доказательство. Но теперь уже понятно, что это доказательство и я, и они искали просто не там. Способность мозга сознавать не доказывается в нейрофизиологии или психологии, а принимается как следствие из фактов, доказываемых в физике. Согласно:
«На чем я непрестанно стану настаивать, так это на том, что можно прини¬мать очевидные факты физики - например, что мир полностью состоит из физических частиц, находящихся в силовых полях»
(Джон Серль. «Открывая сознание заново»)
Конечно, это доказательство все равно тоже надо разыскать и всем показать, но думаю это задача значительно более легкая, ведь физика как никак наука точная, не может быть у них такого безобразия, чтобы куда то терялись доказательства, связанные с эпохальными открытиями и стало быть, не менее чем с нобелевскими премиями

Логика после самоубийства

Этот текст возник как результат полемики с одним умным оппонентом, работающим в области философии сознания. А поскольку оппонент материалист, моя интуиция, запрещающая мне верить в сознающую материю и у него отсутствующая, как мне показалось, затрудняла наши беседы. И тогда я написала, что совершу нечто вроде самоубийства и постараюсь отключить интуицию. И действительно отключила
И осталась у меня одна логика, и логика мне сказала
Что, во первых, мой оппонент не только умный, но и значительно умнее меня. Отключенная интуиция не возразила
Что, во вторых, поскольку мы, я и оппонент, оба не редукционисты, то есть видим наличие в реальности всех трех ее частей – материи, информации и сознания, нет никаких логических оснований редуцировать реальность к двум или тем более одной части. Итак, речь идет о полной реальности, где ничто ни к чему не редуцируется и ничто никому не кажется
И, в третьих, если речь идет о полной реальности, то спор между материализмом и дуализмом превращается в спор между двумя направлениями, а именно как строить картину реальности – сверху вниз или снизу вверх. И что это понимали и диаматчики, то есть представители нередукционного материализма, говоря об основном вопросе философии как о вопросе, что первично – материя или сознание
Но воистину
Collapse )
А логика мне говорит – я не могу определить, какая из моделей стоит на голове. Но я точно знаю другое. Выбрав модель сверху- вниз, и в случае ошибки человек не потеряет абсолютно ничего, а приобретет интересную полноценную хоть и короткую жизнь. И даже если этот выбор есть ошибка, эта ошибка поможет сохранить и человечество, и все материальное творение до лучших времен.
А вот при выборе модели снизу вверх даже если выбор верен человек не только искалечит свою жизнь, но и поставит под угрозу существование материального мира и человечества. И я, логика, точно знаю, что это заключение истинно.
Именно так сказала мне логика примерно 50 лет назад, когда я, очнувшись от кошмара атеизма, решала проблему выбора. Когда моя интуиция, отключенная 8 годами атеизма, молчала. Но так сказала моя логика, и я последовала ее совету. И никогда с тех пор мне не пришлось об этом пожалеть
http://olgaw.livejournal.com/3892.html

Проблемы верификации

Когда к обсуждению теодицеи неожиданно подключился мой очень старый френд и оппонент по интернету Мирослав, я, вздохнув про себя, подумала – опять будет все то же. Все эти бесконечные «потопа не было, потому что не было никогда», а раз потопа не было, то и «Бога не было, потому что не было никогда», а раз ни того ни другого не было, Бог стало быть очень злой ну и так далее. И действительно, поначалу обсуждение в этом русле и проходило. И вдруг psilogic удивил меня, потребовав ни больше, ни меньше, чтобы я доказала истинность христианства!
Привожу отрывок из беседы

(Я) Ну какие ж они нулевые, если мы атом расщепили, а человечество еще есть? ]
(Мирослав)А слабо доказать, что какая-нибудь из религий этому поспособствовала?

Но помилуйте, какие доказательства? Христианство не наука, а религия, и методы верификации тут не действуют.
Это в науке все понятно – вот написали пять седовласых ученых мужей пять разных научных нарратива, нарративов пять, а реальность одна, стало быть надо определить, какой из нарративов в реальности выполняется. Независимо от остепененности и веса ученых мужей в науке, независимо от убедительности и логической непротиворечивости нарратива, все это неважно. Единственное, что важно – это какой нарратив выполняется в реальности, и это есть то, что надо определить.
Как проверку выполнить? Да очень просто – надо поставить эксперимент. Взять материальные объекты, взаимодействие которых описывается нарративами. Поместить их в некую материальную среду, она будет задавать граничные условия, которые тоже описываются в нарративах. И ждать, что будет дальше. И если повезет, через некоторое время будет получен однозначный ответ, согласно которому из пяти нарративов будет выбран один, независимо от научного веса автора и независимо от логической непротиворечивости самого нарратива, и он будет считаться истинным, потому что далее, если им пользоваться, замигают телики и закрутятся велики, а если пользоваться другими, возможно логически непротиворечивыми нарративами, ничего такого не произойдет. И это есть верификация в науке.
А как быть в религии? Вот стоит некто, глаза закатил, руки поднял, и кричит страшным голосом – «так говорит Господь!». И как тут проверишь, Господь ли ему что-то говорит, или у него шарики за ролики заскочили, и то еще это не худший из возможных вариантов?
Если Бога не видел никто никогда, а уж не слышал тем более. Да никак.
И однако, несмотря на все вышесказанное, в религии тоже может быть верификация.
И выполняется она, как ни странно, почти так же, как в науке. Надо поставить эксперимент. Но вместо материальных объектов в нем будут участвовать люди. Вместо граничных условий – их вера. А ждать, возможно, придется сотни, а то и тысячи лет.
Например. 2000 лет назад появляется Некто и говорит очень странные вещи, настолько странные, что никто из образованных людей не верит в то, что Он говорит. Именно потому, что хорошо образованы, а этому их никогда не учили.
Но нашлись совершенно необразованные 11 человек, и стало быть проблем с образованием у них не было. И они поверили в эти странные вещи, поверили настолько, что стали жить согласно им, и даже более того, ради их утверждения отдали свою жизнь. Так 2000 лет назад начался эксперимент по верификации в религии.
А далее, если повезет, вопреки обстоятельствам и совершенно непонятно почему, но разумеется совершенно случайным образом, таких верующих людей становится все больше и больше. И странные утверждения записываются в книгах, и книги эти среди людей распространяются, и многие люди их читают и тоже начинают верить, теперь уже в написанное в этих книгах. И счет верующих идет уже не на единицы, а на тысячи.
Но это еще не верификация
И далее разумеется совершенно случайным образом образуются уже целые государства, подавляющая часть граждан которых верит в написанное в этих книгах и старается строить по ним свою жизнь, и государство им в этом почему-то помогает, обычно довольно недемократичным способом. И в государствах появляется множество очень умных мужей, которые пишут огромное множество книг, в которых рассказывается, что то, во что сначала верили 12 безграмотных есть истина, и книги эти распространяются в государствах и изучаются студентами в университетах, и в результате счет верующих идет уже на сотни тысяч.
Но это еще не верификация
И далее разумеется совершенно случайным образом, но все поворачивается как то так, что верующие в этих государствах, поддерживаемые верой в разрушительных войнах, массовых эпидемиях и тяжелейшем изнурительном труде не только не вырождаются, но и совершенно удивительным и разумеется случайным образом справляются с этими проблемами на порядок успешнее, чем граждане в странах неверующих.
Но и это еще не верификация
Верификация, если и далее повезет, наступает тогда, когда взамен очень многих умных книг появляется одна маленькая фраза
«Можно с уверенностью сказать, что выживание человечества в долгосрочной перспективе (например через тысячу лет) зависит от того, сможет ли большинство людей совершить этический переход от эгоцентризма к более благородному взгляду на мир, включающему в себя возможность жертвенного («кенотического») поведения, способность брать на себя ответственность за происходящее, готовность к прощению и примирению. Если этого не произойдет, рано или поздно кто-нибудь использует имеющуюся в нашем распоряжении технологическую мощь для уничтожения человечества»
(Далекое будущее вселенной. Эсхатология в космической перспективе.
Джордж Ф.Р.Эллис. Природы бытия (временная и вечная) с. 442)
И это есть верификация. И заключается она не в логической непротиворечивости первоначально странных утверждений, и не в том, Кто является их автором, этого проверить нельзя. Но она заключается в том, что пока человечество в том или ином виде не усвоит то, о чем говорилось в странных утверждениях, дальше двигаться невозможно. И этот простой факт уже очевиден, очевиден сейчас, через две тысячи лет от начала эксперимента. А 2000 лет назад, в начале эксперимента, эта фраза не только не была всем очевидна, ее никто и сформулировать не мог, потому что просто никто не мог ее и помыслить.
И это есть верификация в религии, если повезет
Христианству повезло, эксперимент завершился через 2000 лет. И это есть факт верификации, и его невозможно отменить, даже если в будущем не останется ни одного христианина

Еще раз о трудной проблеме

Ситуация с проблемой сознания, сложившаяся у философов
сегодня, очень напоминает ситуацию с «проблемой материи»
физиков: все более и более точные дефиниции делают то,
что надлежит исследовать, все более смутным. (Юлина Н.С
. «Очерки по философии в США ХХ век»)

Сознание есть то, что оно не есть, и не есть то, что оно есть
(Жан Поль Сатр)

“… СЕБЯ ЧУВСТВУЕШЬ? О… весьма интересный вопрос,
мой мальчик…э-э …я и сам хотел бы знать ответ», - сказал
Главный конструктор. – «Давайте посмотрим, что может
сказать наш друг об этом… странно…э-э Ультроник говорит,
что он не понимает, что… он не может даже понять, что ты
имеешь в виду?» Отдельные смешки в аудитории переросли
в громовой хохот. Адам чувствовал себя крайне неловко. Они
могли отреагировать как угодно, но только не смеятся
(Р. Пенроуз. «Новый ум короля», эпилог)
Начнем с цитирования.
«…материализм, добившийся ныне столь полного господства в академическом мире, что над сторонниками дуализма души и тела в наши дни просто смеются, не воспринимая их всерьез как возможных участников диалога»
(Майкл Рей, Майкл Мюррей. Введение в философию религии, 2008, ст. 377)
«… в самом ли деле против дуализма существуют доводы настолько сильные, что (как это обыкновенно утверждается или подразумевается) всякого дуалиста можно попросту счесть упрямцем или глупцом?»
(там же, стр. 378)
«»Как мы уже говорили, с дуализмом обычно не спорят – над ним потешаются. Но здесь, как это часто случается в философии, обращение к насмешке лишь свидетельствует об отсутствии серьезных аргументов. А когда это становится очевидным, то уже сама насмешка начинает казаться смехотворной»
(там же, стр. 381).

К последнему выводы авторы приведенных цитат пришли в результате рассмотрения отношение монизм-дуализм с позиции аналитической философии религии, которую они представляют в указанной работе. Но причина того, когда серьезные ученые начинают над кем то потешаться, как например потешаются биологи и генетики над креационистами, известна – это выводы естественных наук, астрономии, астрофизики, геологии, антропологии, генетики, противоречащие утверждениям креационистов. И закономерно возникает вопрос - имеются ли в области естественных наук открытия, противоречащие субстанциальному дуализму? Или субстанциальный дуализм не находится в противоречии с естественными науками, но находится в противоречии с современной философией, что далеко не одно и то же. Однако в таком случае какое противоречие в области философии заставляет философов «потешаться» над сторонниками дуализма?
Наиболее часто встречающимся философским возражением является: «трудно понять, как идеальное может взаимодействовать с материальным». В общем то, что понимается под этим «трудно понять» понять тоже трудно. Ведь «трудно понять» может означать разное. Оно может пониматься и в буквальном смысле, что большинству людей «трудно понять механизмы такого взаимодействия», как например большинству людей трудно понять теорию относительности или квантовую механику. Но трудности их понимания не становятся причинами их отвержения. Возможно «трудно понять» означает, что явления относятся к области принципиально непознаваемого человечеством, тогда вопрос сводится к убежденности отдельных философских школ в познаваемости или непознаваемости мироздания человеком, и вряд ли расхождения по этому вопросу могут стать причиной, чтобы их приверженцы потешались друг над другом. Причина, когда люди над кем то потешаются, если речь не идет об открытиях естественных наук, может быть в одном – те, над кем потешаются, утверждают что-то, что противоречит элементарной логике То есть, иначе говоря, взаимодействие материального и нематериального невозможно, потому что оно абсурдно логически, как например абсурден круглый квадрат. Но так ли это?
Попытаемся подойти к вопросу с другой стороны – можно ли с позиции субстанциального дуализма построить модель взаимодействия «ментальное-материальное», не противоречащую результатам естественных наук, логике и просто здравому смыслу?
Collapse )

Неожиданное продолжение

тем
http://olgaw.livejournal.com/5113.html
http://olgaw.livejournal.com/5753.html

Далее по просьбе Евграфа Каленьевича помещаю мой текст, который я разместила с его любезного разрешения на его сайте и наше с ним последовавшее его обсуждение

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Summer reading. Михаил Хеллер. Творческий конфликт.

Почему мы должны заниматься наукой, а не какой-нибудь иной творческой деятельностью, основанной на интуиции? Чем обращение к эмоциям и интуиции с целью познания мира хуже обращения к разуму? Во имя каких идеалов должны мы предпочесть «осознание нашей ограниченности, интеллектуальную честность тех, кто знает, как часто они заблуждаются», уверенности в человеческой природе, просто отличающей добро от зла?

Противостояние между рационализмом и иррационализмом стало самой важной интеллектуальной, а может быть, даже нравственной проблемой нашего времени.
(стр. 71)

Collapse )