Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

В ожидании Галилея

Дочитав «Психологию» У.Джеймса примерно до середины, то есть до утверждения, что познающее начало (иначе говоря Я) никак не может быть предметом исследования естественной науки, я заинтересовалась – как обстоят дела у философа Джеймса с метафизикой? И в поисках ответа перечитала все работы Джеймса, которые нашла в библиотеке Вернадского, узнав много интересного, написав несколько текстов, но ответа на вопрос не нашла. Прочтя все, что могла найти, я решила дочитать и Психологию, и только в самом конце, в эпилоге, нашла ответ на заинтересовавший меня вопрос.
Collapse )
Что ж, если верить Джеймсу, похоже это он таки стоял у истоков последовавшего элиминизма от Рорти и разрушения понятия субъекта. И теперь нам действительно ничего не остается, как ждать появления Галилея в философии сознания. Оно бы и не плохо, но с другой стороны, если учесть, что этот Галилей так и не появился за всю историю человечества до Джеймса и за 100 лет после Джеймса, то ведь неизвестно, когда он появится и появится ли вообще. А жить то надо, здесь и сейчас, так что ж теперь нам так и жить – «по Рорти?».

А я хочу, а я хочу опять...

После разъяснения evgeniirudnyi
***Либертарианцы: свобода воли существует, детерминизма нет.
мне осталось только согласится – разумеется Джеймс либертарианец, так же, как и я. Ведь он неоднократно писал, что признает свободу, отрицает детерминизм и даже более, отождествляет свободу воли с индетерминизмом. Но продолжая читать «Психологию», дошла я до главы «Воля» и тут поняла, что можно, произнося одни и те же слова, подразумевать совершенно различные вещи.
Collapse )
И я теперь не только не могу назвать Джеймса либертарианцем, я вообще не знаю его отношения к проблеме свободы воли. Потому что проблема, которую рассматривает Джеймс – это не проблема свободы воли вообще.
Классическая проблема свободы воли – это проблема буриданова осла, который, как всем известно, погиб от голода не потому, что из-за слабой воли не смог добраться до желаемой вязанки сена, а потому, что не смог решить, какая из двух вязанок сена желаема. То есть это не проблема, как некую известную, непривлекательную, но высокодуховную идею удержать в сознании и сделать конкурентно способной по сравнению с идеями низменными, материальными, а проблема выбора самой идеи среди прочих других идей. А когда идея уже известна, как обеспечить ее реализацию – это уже другой вопрос. И свобода воли тут не при чем.
Итак, что же мы выбираем? Разумеется, то, что хотим, тут Джеймс совершенно прав. Если я чего либо ни из каких соображений не хочу, я и выбирать его не стану, мы избираем среди своих желаний. Но ведь любое наше желание есть наше ощущение как желания определенного состояния нашего мозга, то есть все наши желания записаны в мозгу, и ничего сверх этого мы желать не можем. Что записано – то и желаем, о какой свободе может идти речь?
Итак, свобода может быть только в самом выборе среди желаемого, если желаний несколько. Для простоты будем считать, что есть два желания, по Джеймсу две идеи, а надо выбрать одну. Какую же? Да разумеется, ту, которую хочешь больше. С учетом всех возможных последствий, положительных и отрицательных – ту, которую все же хочешь больше.
Но ведь сила желания тоже записана в нашем мозгу, это тоже характеристика некого состояния мозга. А кто выбирает? Предположим, что выбирает тоже мозг, Наблюдатель лишь оценивает результат. О какой тогда свободе речь?
Не спасает тут и квантовая механика, мозг не элементарная частица, это совокупность огромного количества частиц, и никакого индетерминизма тут нет.
Итак, свобода возможно, если выбирает не мозг, если выбирающий вообще материальным объектом не является, если все его желания вместе с их силой – это только исходная информация для выбора, но не они определяют результат. А что же тогда определяет?
А вот неизвестно, что. Мы знаем, что выбираем, но не знаем, каким образом. Как знаем, что осознаем, но не знаем, каким образом. Деятель тут – не материальный объект, и вопросы «как, каким образом?» тут так же неуместны, как вопрос «где?». Это вопросы из иной области, из области взаимодействия материальных объектов. Это у них, у материальных объектов существуют «где» и «как». У нематериальных объектов их нет. А что же есть? А вот неизвестно, но ОНО, это неизвестное, для нас проявляется двумя известными нам способностями нематериального Наблюдателя, то есть своего Я – осознавать и выбирать. И все, и это действительно скорее всего очень просто, думаю и тут Джеймс прав, но абсолютно нами непознаваемо. Пока мы люди.
Думаю в споре между томистами и оккамистами ( Пинкерс. Истоки христианской морали) я нахожусь где-то посередине, не отрицая, что выбор может быть чем-то обусловлен, но отнеся эту обусловленность к непознаваемому.

Приключения по Джеймсу

Предистория этих приключений такова
В беседе с alexander_xom
я пожаловалась на наглость некой бабы, которая может летом поехать вместо меня к морю за мой счет. Да и скажем прямо, у кого бы подобное не вызвало законного негодования. В ответ Александр посоветовал мне читать корифеев, в частности У. Джеймса, Психологию, раздел Сознание, там мол как раз про это речь.
Имя Джеймса было мне знакомо, я часто его встречала, разыскивая какую-либо работу по философии сознания. Но пропускала без внимания, рассудив, что вряд ли что путное можно встретить в работах столетней давности, когда речь идет о столь молодой области знания. И вот оказывается Джеймс специально рассматривал вопрос о моей наглой бабе, а выражаясь научно, о нарушении самоидентификации в субстанциальном монизме, конечно спокойно пройти мимо такого сообщения я не могла. Ничего не оставалось, как отправится на поиски указанной книги.
Collapse )

Разумеется решение вопроса, что из себя представляет познающее начало, относящееся ко всему познаваемому, то есть Я, никак не может быть предметом естественной науки. Но ведь Джеймс не только психолог, он еще и философ, интересно, как у него обстоят дела в области метафизики? И далее отложив Психологию до лучших времен, с благодарностью к Александру за наводку на столь интересного автора, с головой погружаюсь в океан «Многообразия религиозного опыта».
Погружаюсь… погружаюсь… погружаюсь…